Новости

Сегодня коснёмся темы, которая является актуальной для большинства граждан, заключавших кредитный договор с банками и погасивших его досрочно.

Как правило, при заключении кредитного договора в обеспечение требований банка граждане (добровольно или добровольно-принудительно) заключают договоры страхования жизни и здоровья, а также имущества, если оно приобретается на кредитные средства и, как правило же, страховая премия выплачивается заемщиком при получении кредита полностью за весь период кредитования. Мы не будем касаться вопросов законности самого понуждения заёмщиков к заключению договоров страхования, а поговорим о возможности возврата части страховой премии при досрочном погашении кредита.

По данному вопросу на данный момент существует обширная судебная практика и, к сожалению, вплоть до начала 2016 года судебные решения выносились далеко не в пользу граждан-заёмщиков. Обращаясь в судебные инстанции с исками о взыскании части страховой премии пропорционально сроку использования кредитных средств, истцы обосновывали свои требования ссылкой на абзац первый пункта 3 статьи 958 Гражданского кодекса РФ, в соответствии с которым при досрочном прекращении договора страхования по обстоятельствам, указанным в пункте 1 настоящей статьи, страховщик имеет право на часть страховой премии пропорционально времени, в течение которого действовало страхование. Пункт 1 указанной статьи Кодекса предусматривает, что договор страхования прекращается до наступления срока, на который он был заключен, если после его вступления в силу возможность наступления страхового случая отпала и существование страхового риска прекратилось по обстоятельствам иным, чем страховой случай. К таким обстоятельствам, в частности, Закон прямо относит: гибель застрахованного имущества по причинам иным, чем наступление страхового случая, а также прекращение в установленном порядке предпринимательской деятельности лицом, застраховавшим предпринимательский риск или риск гражданской ответственности, связанной с этой деятельностью.

Суды при разрешении данного вопроса также ссылались на статью 958 Гражданского кодекса РФ, однако в качестве основания для отказа в удовлетворении требований заёмщиков приводили ссылку на абзац второй пункта 3 статьи 958 Гражданского кодекса РФ, который гласит, что при досрочном отказе страхователя (выгодоприобретателя) от договора страхования уплаченная страховщику страховая премия не подлежит возврату, если договором не предусмотрено иное. Само собой разумеется, что в договорах страхования в 99 % случаев иное предусмотрено не было. Требования заёмщиков о возврате страховой премии в связи с досрочным расторжением кредитного договора суды квалифицировали именно по данной норме Гражданского кодекса РФ: как досрочный отказ от договора страхования, и, соответственно, отказывали в удовлетворении требований граждан.

Подобная практика обширна. Для Воронежской области в этом плане показательно Апелляционное определение Воронежского областного суда от 15.05.2014 года № 33-2632. Приводим его краткое содержание.

Решением Центрального районного суда города Воронежа от 21 мая 2013 года были удовлетворены требования гражданина о взыскании со страховой компании компенсации страховой премии по договору страхования жизни и здоровья заёмщика за неиспользованный период (с момента досрочного погашения кредита).

Отменяя указанное решение, Воронежский областной суд указал следующее.

Согласно пункту 1 статьи 934 Гражданского кодекса РФ по договору личного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию), уплачиваемую другой стороной (страхователем), выплатить единовременно или выплачивать периодически обусловленную договором сумму (страховую сумму) в случае причинения вреда жизни или здоровью самого страхователя или другого названного в договоре гражданина (застрахованного лица), достижения им определённого возраста или наступления в его жизни иного предусмотренного договором события (страхового случая).

Данная статья не содержит запрета на досрочное расторжение договора личного страхования.

Пунктом 3 статьи 958 Гражданского кодекса РФ предусмотрено, что при досрочном прекращении договора страхования по обстоятельствам, указанным в пункте 1 настоящей статьи, страховщик имеет право на часть страховой премии пропорционально времени, в течение которого действовало страхование.

При досрочном отказе страхователя (выгодоприобретателя) от договора страхования уплаченная страховщику страховая премия не подлежит возврату, если договором не предусмотрено иное.

Таким образом, гражданин может требовать у страховой компании расторжения договора страхования и возврата части страховой премии пропорционально времени, в течение которого действовало страхование, если это предусмотрено договором страхования.

В рассматриваемой ситуации, как указал Областной суд, договором страхования и Правилами страхования предусмотрено, что в случае досрочного исполнения застрахованным лицом своих обязательств по кредитному договору настоящий договор в отношении застрахованного лица досрочно расторгается по соглашению сторон. При этом страховая премия, уплаченная страховщику, возврату не подлежит.

Данная позиция судебных органов характерна не только для Воронежской области, но и для других регионов России. В качестве примеров подобной схемы применения норм Гражданского кодекса РФ о праве на возврат части страховой премии можно привести следующие судебные акты: Апелляционное определение Липецкого областного суда от 10.06.2015 года по делу № 33-1513/2015года, Апелляционное определение Саратовского областного суда от 02.06.2015 года по делу № 33-2567, Апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 25.05.2015 года по делу № 33-7385/2015, Апелляционное определение Нижегородского областного суда от 21.04.2015 года по делу № 33-3884/2015

В каждом из данных случаев, суды указывали, что досрочное погашение кредита не относится к обстоятельствам, указанным в пункте 1 статьи 958 Гражданского кодекса Российской Федерации в качестве обстоятельств для досрочного прекращения договора страхования и, соответственно, для применения последствий такого прекращения, изложенных в пункте 3 указанной статьи, поскольку само по себе досрочное погашение кредитных обязательств не свидетельствует о том, что возможность наступления страхового случая (в частности, смерть по любой причине, инвалидность I и II группы в результате несчастного случая или болезни) отпала, и существование страхового риска прекратилось. Возможность же досрочного прекращения договора страхования и перерасчёта страховой премии в договорах и правилах страхования предусмотрена не была.

В 2016 году ситуация стала меняться. Ещё 07.04.2016 года в Апелляционном определении Воронежского областного суда по делу № 33-2176/2016 было приведено указанное выше обоснование неправомерности требований заёмщика, досрочно выплатившего кредит, о возврате страховой премии. Однако уже 12 апреля 2016 года Верховный суд РФ полностью меняет судебную практику по данному вопросу, поворачивая её лицом к заёмщикам.

В Определении от 12.04.2016 года N 49-КГ15-25 Верховный Суд РФ указывает следующее.

Гражданин обратился в суд с иском к страховой компании о возврате части страховой премии, взыскании неустойки, компенсации морального вреда и штрафа.

Решением Туймазинского районного суда Республики Башкортостан от 2 марта 2015 года исковые требования удовлетворены частично. Со страховой компании в пользу истца взыскана сумма страхового взноса за период, когда истец не пользовался кредитом, неустойка, компенсация морального вреда, а также штраф.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 18 июня 2015 года решение суда отменено, по делу принято новое решение, которым в удовлетворении исковых требований отказано.

Взыскивая в пользу истца денежные средства, суд первой инстанции исходил из того, что после исполнения обязательств по кредитному договору необходимость в дальнейшем действии договора страхования у истца отпала. По мнению суда, после возврата кредита существование страхового риска прекратилось по обстоятельствам иным, чем страховой случай, что в силу пунктов 1, 3 статьи 958 Гражданского кодекса Российской Федерации влечет возвращение части страховой премии пропорционально времени, в течение которого действовало страхование.

С этим выводом не согласилась судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан.

Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в иске, суд апелляционной инстанции исходил из того, что уплата страхователем задолженности по кредитному договору не является обстоятельством, которое, по смыслу пункта 1 статьи 958 Гражданского кодекса Российской Федерации, может прекратить застрахованные по договору риски утраты жизни и здоровья. С прекращением кредитного договора действие договора страхования не прекратилось, и поскольку договором страхования, заключенным между сторонами, не был предусмотрен возврат уплаченной страховой премии в случае досрочного исполнения в полном объеме заемщиком обязательства по кредитному договору, то уплаченная страховая премия возврату истцу не подлежала.

В кассационной жалобе истец поставил вопрос об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 18 июня 2015 года, как незаконного.

Удовлетворяя жалобу гражданина, Верховный суд РФ приводит следующие доводы.

Согласно заключенному сторонами по делу договору страхования договор прекращается в случае, если возможность наступления страхового случая отпала и существование страхового риска прекратилось по обстоятельствам иным, чем страховой случай.

Правилами страхования установлено, что действие договора страхования прекращается в случае, если возможность наступления страхового случая отпала и существование страхового риска прекратилось по обстоятельствам иным, чем страховой случай. Также правила предусматривают, что в случае досрочного прекращения действия договора страхования (за исключением прекращения в случае, если возможность наступления страхового случая отпала и существование страхового риска прекратилось по обстоятельствам иным, чем страховой случай) уплаченная страхователем страховая премия возврату не подлежит, если иное не предусмотрено договором страхования.

Таким образом, по мнению Верховного суда РФ, апелляционной инстанции следовало дать оценку взаимосвязанным положениям указанных выше договора страхования и Правил страхования и установить, какие случаи прекращения договора страхования вследствие невозможности наступления страхового случая были предусмотрены конкретным договором страхования и могло ли досрочное прекращение договора страхования вести к возврату страховой премии.

Однако апелляция, сославшись лишь на то, что договором страхования не предусматривался возврат уплаченной страховой премии, не привел доказательства, на которых были основаны соответствующие выводы суда, что повлекло за собой вынесение незаконного решения.

Конечно, данное определение Верховного суда РФ – формально лишь правоприменительный акт по конкретному спору и не носит прецедентного характера, но доводы, изложенные в нем заслуживают внимания и, возможно, повлияют на дальнейшую судьбу аналогичных дел по искам заёмщиков.

Остаётся только отметить, что Верховный суд РФ не стал первой ласточкой в изменении направления вектора судебной практики по рассматриваемому вопросу. Обращает на себя внимание Обзор апелляционной практики по гражданским и административным делам за февраль – март 2016 года Верховного суда Республики Коми. Прежде всего, интересна мотивировка удовлетворения требований заёмщиков.

По мнению данной судебной инстанции нельзя рассматривать спорные договоры страхования жизни, здоровья, трудоспособности и финансовых рисков истца как самостоятельные, направленные лишь на защиту указанных ценностей. Напротив, эти договоры имеют акцессорный (дополнительный) характер по отношению к кредитным (основным) договорам, которые являются предметом страхового интереса страхователя и страховщика, а охрана указанных в этих договорах рисков направлена лишь на обеспечение способности заёмщика к исполнению обязательств по кредитным договорам при наступлении таких рисков.

Такое понимание спорных договоров соответствует правилам ст. 329 Гражданского кодекса РФ, согласно которым исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой, залогом, удержанием вещи должника, поручительством, независимой гарантией, задатком, обеспечительным платежом и другими способами, предусмотренными законом или договором (пункт 1). При этом прекращение основного обязательства влечет прекращение обеспечивающего его обязательства, если иное не предусмотрено законом или договором (пункт 4).

Предусматривая в пункте 1 статьи 958 Гражданского кодекса РФ императивное прекращение договора страхования при исчезновении страхового интереса, законодатель тем самым указывает на неразрывную связь между наличием такого интереса и действием договора страхования.

Пункт 3 указанной статьи содержит правило, согласно которому при досрочном прекращении договора страхования по обстоятельствам, указанным в пункте 1 данной статьи, страховщик имеет право на часть страховой премии пропорционально времени, в течение которого действовало страхование.

Поскольку кредитные обязательства были исполнены истцом досрочно, его отказ от страхования свидетельствует о прекращении страхового риска и в силу указанных норм является основанием для возврата страховой премии, уплаченной при заключении договора страхования. При этом страховщик имеет право на часть страховой премии пропорционально времени, в течение которого действовало страхование.

Будем надеяться, что с этого времени судебная практика по вопросу настоящей статьи пойдет именно тем руслом, в которое она вошла в марте-апреле 2016 года.